Анатолий Мельгуй: «Рассылаю группой подборку про „эмо“, чтобы не отставали от современных тенденций»

Он называет себя музыкальным аналитиком и в пятьдесят по-прежнему болеет на рок. А когда-то работал на заводе и учился в палітэху. В 1985-м был среди победителей всесоюзных конкурса на лучшего рок-знатоку и основал рок-клуб. Сейчас Мельгуй слушает Muse и делает подборки музыки «эмо». Все в интервью.

 

Как пришел к музыке

Безумно давно, в 80-е, когда книжку «222 альбома белорусского рока» Анатолия Мельгуя и Витовта Мартыненко, Крамбамбулю и cd, невозможно было и предсказать, Толя служил в армии в Украине. Там и услышал однажды, как інтарнацыянальная бригада военных обсуждают «Песняров». Так настоящее журналист Мельгуй пришел к музыке. Вернувшись из армии, начал тусоваться у Дома грамплястынак на Козлова. Там молодежь стремительно обменивалась музыкой.

Однако в жизни Анатолия все было не так, как надо: политех, и математика нядужа дружелюбная, и поиски, и неуверенность. Знакомство с журналистом Мартыненко оказалось судьбоносным.

«Я заметил, что Витовт может сделать для музыки больше, чем я. Ведь я рабочий, а он журналист. Поступил на журфак — и все в моей жизни стабилизировалось, исчезла былая растерянность», — говорит уже уверенный в себе дядя Мельгуй, который в прошлом году отпраздновал свое 50-годьдзе.

А началось все с создания сообщества любителей рок-музыки имени Высоцкого: «Мы решили, что будем защищать рок-музыку всеми возможными средствами!»

Кстати, плодотворное членство в Витовта и Анатолия обладает вот какой займальнасьцю: они «почти что родственники». Мать Мартыненко имела фамилия Мельгуй, ибо происходят из одного рода, но разьдзеленага по религиозному признаку на две части.

В 1985 году журнал «Студенческий мерэдыян» объявил конкурс на лучших знатоков рок-музыки. «И я написал туда свою работу, размером с дипломную. Стал одним из десяти победителей со всего Союза!»

Такая радость вдохновила Анатолия на создания в 1986 году рок-клуба:

«Мы нашли с Мартыненко уже много исполнителей рок-музыки: Близнецы, Бонда, Мроя, Магистрат — первый металлический группа в Беларуси. Я, как победитель всесоюзного конкурса, стал председателем. А назвали рок-клуб „Немига“ — подземная река, которую мы будем выводить до слушателей».

Объяснял КГБ ценности национальной культуры

«Делали рок-клуб через ЦК ВЛКСМ. В белорусских условиях выйти на него было очень трудно, но это был самый верх. Мы были вынуждены и хитрить, и идти на пролом. Были вынуждены быть и дипломатами, и борцами одновременно.

Рок-клуб состоял из 4-5 команд, количество которых постоянно расширялась. Первый концерт состоялся в Дворце железнодорожников. К нам относились хорошо, но не все. Боялись антисоветских выступлений. Тем более, Бонда, Мроя, Магистрат, Близнецы группами были белорусскоязычными, что стало тогда настоящим переворотом в сознании».

Поэтому, если Мельгуя вызывали на допросы в КГБ, он часами объяснял ценности национальной культуры. А если Министерство культуры требовало тексты групп на зацьвярджэнне, то объяснялись уже основы белорусской стилистики.

«Витовт Мартыненко работал тогда на газету „Красная смена“ и много писал про белорусские группы. Те публикации стали своеобразными пасьведчаньнямі о разрешении на деятельность для этих команд, ведь газета была печатным органом комсомола».

Апогеем деятельности клуба стало проведение первых фестивалей рок-музыки в Беларуси «Три цвета».

Основными хэдлайнерами первых «Трех цветов» 1986 года были Бонда, Минск, Магистрат.

«Группы очень разные, что и вызвало желание отразить этот контраст в названии фестиваля. Концерт прошел очень удачно, два дня мы собирали полный зал. В первый день неожиданно вырубіўся динамик, но зал все равно ждала полтора часа выступления белорусских групп, пока музыканты Созвездия не спасли положение и фестиваль.»

«Мрою» жаль

«Одно было жаль, что Мечта не выступила на „Три цвета-1“, все участники которой, кроме Юрия Левкова, ушли в армию». Но через два года провели «Три цвета-2», на котором Мечта фактически превратилась в главную рок-команду Беларуси.

«В клубе